FOTIK

ІСТОРИЧНІ МИТТЄВОСТІ МІСТА

Історія

КОНЕЦ РОМАНКОВСКОЙ БАНДЫ ПОЛИЩУКА

 

Второе январское заседание краеведческого общества “Каменское-Днепродзержинск” посвящалось военной преступности, в частности банды Полищука, орудовавшей на территории нашего города в 1947 году.

Изучая материалы 1947 года по продовольственному кризису Виктор Ольгшако все время натыкался на документы о грабежах, похищениях и даже убийствах. Воровство продовольственных карточек было самым рапространенным в Днепродзержинске. На территории ДГЗ даже находили убитых рабочик, при которых отсутствовали хлебные карточки. В указанном году разгул преступности в некоторых случаях выходил даже из-под контроля соотвествующих органов. Как пример, В.Ольгашко рассказал о деле банды Полищука.

В Романково орудовала банда, костяк которой составляли четверо молодых людей: Николай Васильевич Полищук (1925 г.р.), Дмитрий Федорович Чумак (1921 г.р.), Иван Петрович Найда (1925 г.р.), Иван Афанасьевич Цыганок (1930 г.р.). Возможно на начальном этапе свела всю вышеназванную четверку Мария Мальцева. Они потом очень сильно рассорились, потому что Мария сожительствовала с Найдой, а в результате заразила венерической болезнью Чумака. Членом банды также являлась и сестра Ивана Найды, ходившая с обрезом на ограбления вместе со всеми.

Дело банды в четырех томах Виктор Ольгашко изучал в областном архиве СБУ. “Здесь есть один нюанс. На папке с делом стоит гриф Министерства Госбезопасности и тут же Министерства внутренних дел. Похоже, что на каком-то этапе Госбезопасность начала контролировать это дело. По всей вероятности ним занимался отдел по борьбе с бандитизмом. Вышеуказанная четверка проживала в нижней части Самышиной балки (Днепростроевский переезд).

ПОЛИЩУК И КОМПАНИЯ

“Руководителем банды был Николай Полищук, – рассказывает Ольгашко. – Хотя думаю, что там был теневой кардинал, руководивший грабежами. В 1945 году Полищука призвали в армию в Днепропетровский минометный полк, котрый отправили на Белорусский фронт. Под Данцигом полк разбили. Оставшихся военнослужащих вернули на переформирование в Харьков. В марте 1945 года, проезжая Днепродзержинск, Полищук сбежал с эшелона на станции Баглей. Явившись домой, через время Николай начал заниматься воровством сельхозпродукции. У него появились подельники. Позже их арестовали, а Полищук избежал этой участи и остался не у дел. Потом он вышел на Дмитрия Чумака. Это был очень матерый авантюрист. В 1941 году Чумак поступил в полицию, где прослужил всего две недели, а потом просто сбежал. Как он пишет в показаниях, его нашли и отправили в лагерь смерти… Дахау. Что является еще одной загадкой. Где он находился до 1943 года никто не знает. Этот период выпал из его истории жизни. В некоторых документах указывается, что он в 1943 году был вывезен в Германию и там попал в Дахау. Потом был освобожден союзными войсками и интернирован”.

Сначала бандиты украли ульи по прихоти 21-летней Марии Борисовны Найды, двоюродной сестры Ивана Найды. Потерпевший Андрей Черненко утром нашел на берегу Днепра два разбитых улья, еще два так и не были обнаружены. Ну, а уже 20 марта 1947 года сколоченная банда Полищука впервые совершила более крупное преступление, ограбив машину “Книгокультторга” из Верхнеднепровска. В дальнейшем бандиты грабили не только людей, но и детский сад, больницу, роддом, столовую ремесленного училища и другие госучреждения.

Очередной грабеж был совершен в Романково, когда по наводке Марии Найды, в час ночи с 12 на 13 июня четверо бандитов ворвались через выбитое окно в ДГЗовские детские ясли № 3, расположенные в Романково. Мария раньше там работала и знала все закоулки. Угрожая оружием воспитательнице, санитарке и сторожу (дети в это время спали), забрали печать (их интересовала любая печать, чтобы подделывать документы), выгребли все что могли: детские матрасы, белье, муку, масло. Количество похищенного указывает, что вряд ли преступников было четверо, как указанно в уголовном деле, такое количество награбленного они просто бы не унесли, даже несмотря на то, что грабители пользовались велосипедами. Тем более, что в Аулах женщина, дом которой был ограблен, определила, что налетчиков было от десяти до тринадцати человек.

С 20 на 21 июня бандиты осуществили новое ограбление. На этот раз они напали на роддом, где были акушерка и санитарка. Опять потребовали ключи и печать. Опять вынесли все, что попалось под руку, в том числе 42 банки рыбных консервов. Следующим пунктом ограбления, с 26 на 27 июня, были две квартиры проживающих при амбулатории врачей. В самой амбулатории в это время было много больных. Взломав шкафы, ночные визитеры забрали деньги, а также вещи.

Интересно, что у бандитов был свой почерк ограбления. Лица свои они никогда не закрывали, зато светили фонариком в лица жертв, заставляя лечь на кровать и накрывали их одеялом. Вели себя очень дерзко и цинично. Например, грабя детские ясли, Найда спросил воспитательницу, узнала ли та его. Получив отрицательный ответ, он предупредил, если кому-то расскажет, через два дня ее не будет в живых.

После каждого ограбления, налетчики “ложились на дно”, скрываясь на одном из островов Днепра. Там же они прятали часть своей добычи. Остальное Награбленное хранили у родственников, у проверенных друзей, закапывали в пустых домах. Во время грабежей применяли как холодное, так и огнестрельное оружие. На их совести убийство милиционера Михаила Шеремета. Произошло это 13 июня на острове, где тот случайно наткнулся на бандитов. Как потом рассказывали свидетели, он выращивал на этом острове огурцы. Перед уходом, Михаил отдал хлебные карточки жене и сказал, что его наверное убьют. Та не приняла это во внимание. И даже его трехдневное отсутствия дома, она восприняла как то, что муж мог жить это время у своей любовницы, о которой она догадывалась. И только на четвертые сутки супруга пошла в РОВД, где узнала, что Михаил отсутствует и на работе. Во время поисков, оперативники наткнулись на труп милиционера. Кто это сделал не могли раскрыть. И лишь когда обнаружили его кобуру у Найды, начали раскручивать как это произошло. Как писали в объяснительных документах преступники, они сидели на острове, когда внезапно появившийся сотрудник милиции увидел обрез у одного из них и спросил, что это такое. В документе первичного допроса было указано, что М.Шеремет, забрав обрез у Полищука, пытался им ударить того по голове. Но промахнулся и попал по ноге. Скрутив милиционера, Чумак предложил подельникам его застрелить. Но те отказались. Затем каждый по очереди бил Шеремета по голове обрезом. В итоге привязали камень на шею и сбросили жертву в воду. Убийцы не побрезговали снять с Михаила сапоги, фуражку и кобуру от пистолета. Сапоги были проданы в Днепропетровске, фуражку сожгла сестра Найды, а вот кобуру Иван оставил себе, что и погубило его.

МЕТОДЫ ГРАБЕЖЕЙ

При налетах бандиты пользовались тремя методами: подкоп, выбивание окон вместе с ставнями двухпудовым камнем, пробуравливание глинобитных стен в домах. Налетчики орудовали не только на территории Днепродзержинска. Грабежами промышляли и в близлежащих селах. Об одном неудачном грабеже в селе Кринички, Ольгашко рассказал, так как он сам родом оттуда, и этот факт не хотел пропустить, не изучив его в архиве. С хозяином дома Чайковским, у которого было ружье, у бандитов завязалась перестрелка. Позже следователи извлекли из стен дома 12 пуль, а также обнаружили следы четырех человек (дин из них женский) на огороде, через который они убегали. “Полищуковцы” (двое из них были ранены) ушли, прихватив из сундука деньги. На месте преступления они оставили орудия, которыми пользовались при налете: лопату и молот. По пути домой бандиты умудрились ограбить еще одного человека. Жертвой стал врач Шевченко, у которого забрали 2 тысячи рублей (старыми деньгами).

 

В том же году бандиты украли быка, пробив стену сарая, что находился на улице Громова (в районе нынешней Димитровской автозаправки). На следующий день оперативники с собакой, в районе могильника и возле кладбища, обнаружили зарытые куски расфасованного мяса. При этом собака по следу вывела милиционеров к Чумаку домой, где и там нашли куски мяса в корзине. Однако вскоре задержанного Чумака отпустили, возможно, чтобы выйти на остальных членов преступной группировки.

На момент задержания, у бандитов-“полищуковцев” были изъяты, как записано в описи, два обреза немецкой винтовки, два обреза русской винтовки, русский карабин, парабеллум, пистолеты, наганы, патроны к ним, гранаты. Оружие тогда просто выкапывалось в окопах на Воскобойне и местное население в огромном количестве торговало им. Это был не секрет. И обрез с патронами можно было купить запросто.

Наглые бандиты под видом милиции приходили к людям, у которых они точно знали, что имелось оружие, и его изымали. Еще более цинично они прикрывались народным судом. Шабатина, работавшая уборщицей в нарсуде, узнала об одном исковом деле. Она пришла домой к женщине, судившейся со своим сожителем, и под видом судебного исполнителя произвела опись имущества. А вечером она вместе с Чумаком пришли и сказали, что на хозяйку заведено дело за нелегальное хранеие оружия и надо делать обыск. Но так как они не имеют права этого осуществлять, то для этого дела придет заместитель начальника РОВД. При этом предложили пойти в райотдел вместе. Женщина отказалась. Шабатина привела еще одного подельника, объяснив что замначальника сказал, что у него закончилось рабочее время и послал уже своего зама. Долго искали, потом видно у них не хватило терпения и они усадив на кровать хозяйку, накрыли ее одеялом. Вынесли все что смогли.

В конечном счете преступники попались на сбыте краденного. Обворованные люди, поехав на рынок в Днепропетровск, увидели там продающих их вещи родственников одного из членов банды. Сообщили об этом в милицию. У Чумака дома сделали засаду и его поймали. Остальные бандиты ушли, ранив при этом оперативника. Через два дня бандиты попались на рынке в Верховцево, где их опознали. Во время погони завязалась перестрелка. Полищук и Найда побежали в степь в одну сторону, Цыганок в другую. Один из преступников кинул гранату Ф-1, однако та, к счастью, не взорвалась. Во время стрельбы у Полищука и Найды закончились патроны и догнавшая их толпа била с таким остервенением, что те, окровавленные, остались в майках и трусах. Позже задержали и Цыганка.

СУД НАД БАНДИТАМИ

Состоялся суд. Каждый из четверки организаторов бандитской группировки: Николай Полищук, Дмитрий Чумак, Иван Найда, Иван Цыганок, был осужден на 25-летний срок. Двоюродная сестра Ивана Найды Мария Борисовна Найда получила 15 лет за участие в грабежах госучреждений в Романково. Антонина Шабатина отделалась десятилетним сроком. Из 20 человек получивших сроки, 14 были в 1955 году освобождены с формулировкой о недоказанности их вины. В документах также значится, что в 1965 году Н.Полищука помиловали. Проследить судьбу каждого из указанных лиц не имеется возможности, так как дело как-то обрываетя в конце, несмотря на большое количество документов. “Самое интересное, что следствие очень активно проталкивало версию, что банда Полищука финансировала УПА на Западной Украине. Мотивируя это тем, что сам Полищук часто ездил в Львов и Винницу к родственникам. Хотя его родственники жили и в Горловке, где Николай тоже часто бывал. Но суд решил, что это полная ерунда и отверг эту версию”, – резюмировал свой рассказ Виктор Ольгашко.