ЛЕГЕНДА О ФУТБОЛЬНОМ “МАТЧЕ СМЕРТИ” В КАМЕНСКОМ

Історія

1942 год
Работая над поиском материала, касающегося исторического матча с немцами в период оккупации, я на одном из городских интернет-сайтов наткнулся на материал (“Взлет “Сокола”), связанный с деятельностью подполья в годы войны. Процитирую его с сокращениями. К сожалению, не могу указать авторства материала т.к. таковой на сайте не значился. Так что заранее приношу извинения. Итак…

“…Весной 1942 года Анатолий Грушевский по поручению управы возглавил городской спортивный клуб “Сталь”…
Нелегко было ребятам обрести спортивную форму. Чтобы добыть хотя бы скудное пропитание, каждый вынужден был где-то работать.
Первые игры показали, как велика была воля к победе футболистов клуба “Сталь”, назвавших свою команду гордым горьковским именем “Сокол”. С трудом “Панцырь” свел к ничьей матч с “Соколом”. Последовали победы над “Эдельвейсом”, “Стальным шлемом”, “Дубовым листом”, “Форвертсом”…  Если во время первой игры на левых трибунах, отведенных для местного населения, было всего несколько десятков человек, то на последующих встречах свободных мест становилось все меньше и меньше. Ребята из “Сокола” чувствовали, как от матча к матчу растет поддержка “болельщиков” с левой стороны стадиона.
Днепродзержинск в те дни считался у оккупантов глубоким тыловым городом. Здесь было много госпиталей и походных домов отдыха, квартировали различные тыловые, учебные команды и части. Поэтому, не удивительно, что на матч “Люфтваффе” – “Сокол” собралось более семи тысяч одних только немцев. Негде было упасть яблоку и на левой стороне стадиона. Как водится, перед началом игры футболисты обеих команд выбежали на разминку.
Минуты через две под бурные приветствия правых трибун на поле выбежал высокий, хорошо сложенный, коротко остриженный, рыжеватый Курт Майер. Ему тотчас угодливо подали мяч. И новая буря восторга прокатилась по правой стороне стадиона: “звезда” германского футбола картинно принял мяч, перекинул его на голову и так донес до самых ворот. И началось. Мяч переходил от игрока к игроку, и каждый стремился перещеголять партнера.
Прозвучал свисток судьи, возвещавший о начале матча, –  матча, который проходил 15 августа 1942 года, в дни, когда гитлеровская пропаганда во весь голос вопила о непобедимости третьего рейха, о могуществе арийского духа, о незыблемости “нового порядка”. Матча, в котором наши парни должны были во что бы то ни стало победить.
Этого ожидала вся левая сторона стадиона. Свои надежды она выразила через стайку голенастых мальчишек, которые высыпали на поле, когда выстроились полукругом команды. Под бурю оваций горожан они вручили игрокам “Сокола”  букеты цветов, а “Люфтваффе” – пучки чахлых лопухов.
Первые минуты нашим ребятам не принесли никаких неожиданностей – “Люфтваффе” применила входившую тогда в моду систему “дубль-В”. Правда, вся игра в нападении строилась не на центр, а на правого крайнего Курта Майера, и вначале трудно приходилось Виктору Дуденко. Один раз в рискованном броске он буквально снял мяч с ноги Майера. Затем немецкий инсайд Иоганн Бехтер продольной передачей вывел Курта на угол штрафной площадки. Сильнейший удар, и Виктору едва удалось в немыслимом прыжке перевести мяч через верхнюю перекладину. И опять бил Майер.
Трибуны притихли. Курт отошел для разбега и послал мяч эффектным винтом. Почти из ворот Юдин головой отбил мяч Григорию Олейнику, а тот сильным ударом перевел. Стадион и охнуть не успел, как центральный нападающий “Сокола”, обойдя двух игроков “Люфтваффе”, метров с тридцати забил гол. Левая сторона стадиона неистовствовала. Правая — молчала.
Первый гол, неожиданно забитый в ворота “Люфтваффе”, не обескуражил немецких игроков. Они стали играть расчетливее и хитрее. Блистал техникой Курт Майер. Одна яростная атака следовала за другой. Но наши ребята уже окончательно разгадали тактику противника и намертво запирали подступы к своим воротам. Самая трудная задача выпала на долю Владимира Юдина. Он стал буквально тенью ведущего форварда “Люфтваффе” и все усилия, Курта Майера сводил к нулю.
“Люфтваффе” бросилась в очередную атаку. Серия точных стремительных передач, и снова сильный пас на выход Курту. Но тот даже не успел коснуться мяча – его опять перехватил Юдин и, как говорится, с места в карьер повел ребят в ответную атаку. Наперерез к нему ринулись сразу три игрока “Люфтваффе”.
Мастерским финтом Володя обыграл длинноногого Ганса и перед самым носом техничного Альберта передал мяч Виктору Нежнековскому. Виктор в одно касание послал его Ивану Федорцову. Иван, попав в клещи к двум защитникам, отыграл мяч пяткой назад Ивану Ерохину. Ерохин спокойно огляделся и, заметив, что для завершающего удара хорошо выходит Иван Терехов, навесил мяч на штрафную площадку. Терехов с ходу сильно пробил по воротам.
– Го-о-о-л! –  прокатилось ликование по всей левой стороне стадиона.
На поле накалялась атмосфера. Если поначалу игра протекала в какой-то степени корректно, то теперь немецкие футболисты открыто стали грубить и бить по ногам. Особенно свирепствовал уязвленный Курт Майер. Он вел себя настолько нагло, что даже немец-арбитр, закрывавший на многое глаза, вынужден был остановить игру и сделать замечание взбесившемуся форварду.
На перерыв Юдин ушел, сильно прихрамывая.
Второй тайм начался еще более настойчивыми атаками “Люфтваффе”. Футболисты “Сокола” ушли в глухую защиту. На пятой минуте, когда Юдин снова отобрал мяч у Майера, тот громко выругался и с кулаками набросился на Володю. Юдин перехватил руку Курта. Майер, что было сил, пнул Юдина ногой. Короткий молниеносный удар в подбородок, и немец, как мешок, рухнул на поле. Все это было настолько неожиданно, что на трибунах воцарилась мертвая, цепенящая тишина.
Но вот к Володе, “набычившись”, бросились еще двое люфтваффовцев. Володя кинул взгляд на левые трибуны и увидел, как люди, сжимая кулаки, будто по команде поднялись с мест. Это удвоило его решимость и он без страха встретил накинувшихся на него немцев.

1942 рік Сокіл

1942 г. команда “Сокол”
Вратарь – Виктор Дуденко; защитники – Виктор Семерной, Иван Стахеев, Владимир Юдин; полузащитники – Виктор Нежнековский, Григорий и Алексей Олейники, Семен Бабаскин; нападающие – Иван Федорцов, ИванЕрохин, Иван Терехов; запасной Виктор Аксенов

Незаурядному боксеру не составило особого труда повергнуть наземь еще двух врагов. Теперь уже правые трибуны пришли в движение. Послышались выстрелы, ругань, резкие слова. Медлить больше было нельзя, и Юдин стремглав бросился через поле к своим. Толпа расступилась и тут же сомкнулась снова. Подбежавшие автоматчики наткнулись на людскую стену.
…Прошли годы. Отгремели победные залпы Второй мировой войны. Давно стерлись следы пребывания немецко-фашистских захватчиков на нашей земле. Но людская память хранит многое. Помнят жители Днепродзержинска и события, разыгравшиеся на стадионе 15 августа 1942 года. Уважением у горожан и нынешнего поколения спортсменов пользуются Иван Ерохин и его товарищи по “Соколу”.

 

Такая вот заметка, в духе ура-патриотизма того времени. А как было на самом деле? Не навеяна ли легенда о матче “Сокола” другой легендой – о “матче смерти” в Киеве? В котором , кстати, когда разобрались, оказалось не так все гладко. Ну да Бог с ним, матчем в Киеве, нам бы со своими делами разобраться…

Попробуем составить хронологию событий.
Город был оккупирован 22 августа 1941 г. Естественно в первое время было не до футбола. Но уже в 1942 году Каменское – глубокий тыловой город. И вполне вероятно,  с наступлением тепла, о игровых видах спорта вполне могли задуматься. Ниже приводится заметка о том, что…

2 травня

Из газеты “Кам`янські  вісті” 02 мая 1942 г.
Отчет о состоявшейся игре

5 травня

Из газеты “Кам`янські  вісті” 05 мая 1942 г.
И лишь через 11 дней организовывается “Сокол”, но не “Сталь” !

14 травня

Из газеты “Кам`янські  вісті” 14 мая 1942 г.

Конечно, не все матчи освещаются местной прессой, но наиболее значимые – наверняка. И не все они заканчиваются для “Сокола” успешно.

23 травня
Из газеты “Кам`янські  вісті”  21 мая 1942 г.

Играет “Сокол” не только с немцами, но и с футболистами Днепропетровска.

4 серпня
Из газеты “Кам`янські  вісті”  04 августа 1942 г.
Анонсируется поединок, который должен состояться.

22 серпня

Из газеты “Кам`янські  вісті” 22 августа 1942 г.

Но. Всё…  Больше отчетов о матчах, состоявшихся в 1942 году, в газете не публикуется, что и не удивительно, учитывая обстановку на фронте.
1943-й год. Немцы играют между собой (даже чаще чем с местными).

25 травня
Из газеты “Кам`янські  вісті”  25 мая 1943 г.
“Сокол” открывает сезон позже – двумя играми с со сборной Днепропетровска.
21 травня
Из газеты “Кам`янські  вісті” 17 июля 1943 г.

Как видим в 1943 году Юдин играет за “Сокол”, и даже отмечен в отчете. Делаем вывод, что  в августе 1942 г. никто его не преследовал, поскольку вероятнее всего описываемый “героический матч” либо не был сыгран вообще, либо, если и состоялся, то в июле 1943 года. Вероятнее всего именно его и анонсируют авторы в последней заметке.

Такая вот, правда, о футболе Каменского в годы войны.
Теперь несколько слов об участии в матче, якобы, игрока сборной Германии Курта Майера (Kurt Mayer).
За всю историю немецкого футбола, из тех кто провел хотя бы один матч за сборную (включая товарищеский), есть только четыре игрока с фамилией Майер, но нет среди них ни одного с именем Курт. Среди игроков с похожими, по произношению, фамилиями (Mеyer и Mеisner) только двое носили имя Курт.
Курт Мейер в 1942 году был еще достаточно молод (21 год) и игроком сборной быть не мог (в 1938 г. ему было 17). Он активно играл в футбол до 80 лет, и даже вошел в историю немецкого футбола, как человек забивший гол в столь почтенном возрасте. Так что, вероятно это не наш герой.
Курт Майснер, наоборот – немного староват (46 лет) и за сборную сыграл в одном товарищеском матче против Италии в далеком 1924 году. Одно но…  По профессии он был шахтер, а шахтеры во время войны имели бронь. Поэтому факт его присутствия на фронте под вопросом.
А что если Курт Майер не был игроком сборной Германии? Тогда быть может, он был просто талантливым футболистом? И выступал за команду летчиков “Люфтваффе”.
Среди летчиков и обслуживающего персонала “Люфтваффе” в период с 1938-го по 1945-й год был только один Курт Майер (21 января 1911 г. – 11 февраля 1952 г.) – командир бомбардировщика, в 1942 году лейтенант Kampfgeschwader 4 “General Wever”.
Его участие в боевых операциях под Демьяновском и Курском свидетельствуют о том, что он мог быть в Каменском на отдыхе или реабилитации (да и возраст подходит – по воспоминаниям ему, на тот период, было немногим более тридцати).

Курт Майер

Курт Майер, тот-ли…?

Вояка он был серьезный, награжден тремя Железными Крестами (один в золоте с Дубовыми листьями), дослужился до звания майора (1944) и командира эскадрильи Kampfgeschwader 1 “Гинденбург”. В 1952, на 41-м году жизни погиб в автокатастрофе.
Но, был ли он футболистом…?
Учитывая любовь Геринга (шефа “Люфтваффе”) к футболу скорее да, чем нет. Вопрос – насколько квалифицированным футболистом?
О его жизни до 1938 и после 1945 года мало что известно. Родился в Мангейме. Погиб и похоронен в Хейльбронне. Все…
Учитывая, что во время войны, матчи команды “Люфтваффе” носили скорее пропагандистско-агитационный характер, и эта команда разъезжала по всей оккупированной территории с показательными матчами, то маловероятно присутствие в ней боевого летчика.
А может, был Курт Майер – просто футболист-любитель, привлекший своей игрой внимание зрителей, и потому запомнившийся. А “матч смерти” между  “Люфтваффе” и  “Соколом” – не более чем легенда, пусть даже и красивая.

Автор: член краеведческого общества “Днепродзержинск – Каменское” Михаил Резников.